МЕТОДОЛОГИЯ ИССЛЕДОВАНИЯ РАЗВИТИЯ ОБЩЕСТВА

Образцом исследования общества на определенной исторической ступени его развития является величайшее произведение марксизма-ленинизма Капитал К. Маркса.

В Капитале К. Маркса не только гениально раскрыты экономические отношения капиталистической общественно-экономической формации, но в нем слитно с политэкономическим материалом содержится также наиболее глубокое обоснование материалистического понимания истории и систематическое развитие диалектико-материалистической логики. Теперь, подчеркивал В. И. Ленин, со времени появления Капитала материалистическое понимание истории уже не гипотеза, а научно доказанное положение...[1]. А Ф. Энгельс писал: Выработку метода, который лежит в основе марксовой критики политической экономии, мы считаем результатом, который по своему значению едва ли уступает основному материалистическому воззрению[2].

Чтобы понять, что именно Ф. Энгельс имеет в виду, говоря о методе, выработанном К. Марксом, следует обратить внимание еще на одну его мысль из этой же работы: В сочинении, подобном тому, которое лежит перед нами, не может быть и речи о простой критике отдельных, оторванных друг от друга положений политической экономии, об обособленном рассмотрении тех или других спорных экономических вопросов. Напротив, это сочинение с самого начала построено на систематическом охвате всего комплекса экономических наук, на связном изложении законов буржуазного производства и буржуазного обмена. А так как экономисты являются не чем иным, как толкователями и апологетами этих законов, то это изложение является в то же время критикой всей экономической литературы.

Со времени смерти Гегеля вряд ли была сделана хотя бы одна попытка развить какую-нибудь науку в ее собственной, внутренней связи[3].

Предметом научного исследования в Капитале является капиталистическая общественно-экономическая формация как органическое целое (К. Маркс).

Что такое органическое целое? Органическое целое есть такое целое, для которого характерна прежде всего внутренняя взаимосвязь, внутреннее взаимодействие сторон. Если это целое разложить на его составляющие, то исчезнет самая его суть. Например, если бы мы разложили какой-либо живой организм на составляющие его элементы, части и т. п., то жизнь была бы разрушена.

Подход К. Маркса к капиталистической общественно-экономической формации как к органическому целому коренным образом отличается от подхода буржуазных экономистов.

До К. Маркса экономисты представляли себе общество в основном как сумму изолированных индивидов, как такое целое, элементы которого связаны друг с другом главным образом внешне. Элемент (часть и т. п.) такого целого, будучи взят отдельно от других элементов, в основном сохраняет свою специфику.

Представление буржуазной политэкономии об изолированном человеке, или о так называемой робинзонаде, вырастало на почве частной собственности. Частная собственность отчуждает людей друг от друга. Люди, захваченные в плен отношениями частной собственности, представляют себе человека как атом, в качестве изолированного индивида, а общество как механический агрегат таких индивидов.

К. Маркс, отстаивавший практически и теоретически интересы класса, призванного объективным ходом истории возглавить борьбу за общественную собственность, и в области методологии упор делал на внутреннюю взаимосвязь, внутреннее взаимодействие. Это позволило ему при анализе частной собственности объяснить жизнь общества и понять самою частную собственность как общественное отношение.

Предмет в качестве органического целого изучал уже Гегель. Но марксова позиция коренным образом отлична также и от гегелевских воззрений на органическое целое.

Для Гегеля органическое целое выступало, по сути дела, как исключительно духовный продукт. Иными словами, органическое целое представлялось ему не существующим в реальной действительности, независимо от мышления. Представление, мысль об органическом целом фактически были поняты как оторванные от этой действительности.

Следовательно, были порваны связи с той почвой, на которой и из которой развивается представление о реальном органическом целом. Естественно, что в таком случае мысль об органическом целом (отождествленная с самим реальным органическим целым), как она сформировалась у мыслителя, предстает по сути своей неизменной.

Гегелевская методология выражает попытку великого мыслителя преодолеть отчуждение людей друг от друга. Однако эта попытка была предпринята на основе сохранения существующего, антагонистического общества, а потому единственным способом преодоления отчуждения было преодоление его в мысли, в представлении, т. е. в отрыве от действительного преодоления общественных антагонизмов.

К. Маркс же, выражая взгляды последовательно революционного класса, класса, возглавляющего борьбу всех трудящихся против эксплуатации, борьбу за упразднение старого, антагонистического общества, и в области методологии, во-первых, строго отличал реальное органическое целое от его отображения в мышлении, и, во-вторых, последовательно рассматривал органическое целое в процессе его развития.

Таким образом, диалектико-материалистический подход К. Маркса внутренне един со строго определенной практически политической позицией. Более того, правильная практически политическая позиция служит необходимой основой для разработки истинной методологии.

Однако верная практически политическая позиция сама по себе автоматически не порождает верную методологию. Теоретическое отображение реально существующего органического целого весьма сложно и осуществляется в процессе развития противоречий.

Каковы же пути, способы, средства отображения органического целого в процессе его развития?

Сначала лишь назовем их. Органическое целое в процессе его развития отображается если говорить в самом общем виде способом восхождения от абстрактного к конкретному, а также посредством единства логического и исторического рассмотрения, Причем, на наш взгляд, механизм восхождения от абстрактного к конкретному состоит во взаимоотношении категорий поверхности, сущности, явления и действительности[4].

С чего начинается отображение органического целого? Прежде всего необходимой предпосылкой отображения органического целого является его реальное существование. Реально существующее органическое целое может быть обозначено термином реальное конкретное. Реально существующее органическое целое первоначально отображается чувственно, в живом созерцании, воспринимается по преимуществу непосредственно, внешне. Попадающие в поле зрения стороны предмета представляются в основном как несвязанные друг с другом; целостное понимание предмета почти отсутствует. Преобладает ознакомление с отдельными сторонами и т. п. и изучение их по отдельности, т. е. доминирует анализ.

Однако было бы неверно сказать, что тут имеет место лишь восприятие и изучение отдельных сторон предмета. С самого начала внимание людей к данному органическому целому привлекается какой-то жизненной потребностью. Например, исследование буржуазных экономистов стимулировалось потребностью в увеличении буржуазного богатства.

Стремление осознать потребность и то, что ее может удовлетворить, рождает догадку о предмете в целом, очерчивает, сначала очень приблизительно, границы интересующего предмета. Эта догадка, первоначальное представление об изучаемом предмете и направляет анализ. Анализ, в общем и целом, через случайные отклонения идет от рассмотрения более сложных сторон предмета ко все более простым его сторонам, пока не выделяется простейшая сторона данного органического целого. Надо иметь в виду, что хотя целое дано реально, но осознаются, осмысливаются пока главным образом стороны предмета по отдельности. Например, К. Маркс так описывает путь, который буржуазная политическая экономия прошла при своем возникновении: Когда мы с точки зрения политической экономии рассматриваем какую-нибудь данную страну, то мы начинаем с ее населения, его разделения на классы, распределения населения между городом, деревней и морскими промыслами, между различными отраслями производства, с вывоза и ввоза, годового производства и потребления, товарных цен и т. д.

Кажется правильным начинать с реального и конкретного, с действительных предпосылок, следовательно, например, в политической экономии, с населения, которое есть основа и субъект всего общественного процесса производства. Однако при ближайшем рассмотрении это оказывается ошибочным. Население это абстракция, если я оставлю в стороне, например, классы, из которых оно состоит. Эти классы опять-таки пустой звук, если я не знаю тех основ, на которых они покоятся, например наемного труда, капитала и т. д. Эти последние предполагают обмен, разделение труда, цены и т. д. ...Таким образом, если бы я начал с населения, то это было бы хаотическое представление о целом, и только путем более детальных определений я аналитически подходил бы ко все более и более простым понятиям: от конкретного, данного в представлении, ко все более и более тощим абстракциям, пока не пришел бы к простейшим определениям. Отсюда пришлось бы пуститься в обратный путь, пока я не пришел бы, наконец, снова к населению, но на этот раз не как к хаотическому представлению о целом, а как к некоторой богатой совокупности многочисленных определений и отношений"[5].

Итак, познание органического целого первоначально идет от хаотического представления о целом, т. е. от конкретного, как оно дано в представлении, в живом созерцании ко все более и более простым определениям, пока, наконец, не определяется простейшая сторона (отношение и т. п.) целого. На этом пути преобладает анализ. Но уже здесь движение познания противоречиво. Анализ совершается в единстве с синтезом. Наличие общественной потребности в познании данного предмета, догадка о том, что он такое есть, и направляет познание, и заставляет искать связи анализируемых сторон. Тем не менее первоначально все же господствует анализ.

Таков реальный первоначальный путь познания. Осознание же его может быть и односторонним. Преобладание анализа может заслонить наличие в этом процессе познания моментов синтеза, тогда первоначальная стадия познания органического целого предстанет как только аналитическая. Это было характерно для классиков буржуазной политической экономии[6].

Каков же конечный пункт этого движения познания от хаотического представления о целом? Выделение простейшей стороны, простейшего отношения органического целого.

Что же такое простейшая сторона (отношение), если ее определить в связи с названным выше движением познания? Это есть предел расчленения органического целого. Дальнейшее расчленение уже выводит за рамки данного предмета. Например, простейшее отношение капиталистической экономики товар. Товар имеет потребительную стоимость и стоимость. Стоимость нельзя понять, не поняв, что такое потребительная стоимость. Но потребительную стоимость нельзя взять в качестве простейшего при рассмотрении экономики капитализма, ибо потребительная стоимость существует не только при капитализме и даже не только при наличии товара. Если взять в качестве простейшего потребительную стоимость, то будет утеряна специфика капитализма. Простейшая сторона, говоря другими словами, есть самое абстрактное понятие, Абстракция представляет собой отвлечение. В определении простейшей стороны познающий приходит к максимальному отвлечению от всех остальных сторон предмета. Следовательно, рассмотренный путь познания есть путь от хаотического представления о целом, к простейшему отношению, стороне, от чувственного конкретного к абстрактному.

После того как закончена стадия познания, на которой органическое целое главным образом расчленялось на отдельные стороны, которые изучались преимущественно по отдельности, и выделялись все более простые стороны, начинается следующая стадия. На этой стадии в качестве главной стоит задача установления связи, единства, взаимодействия различных сторон. Причем познание идет главным образом от простейшей стороны органического целого ко все более сложным его сторонам. Это движение познания называется восхождением от абстрактного к конкретному. Результат восхождения от абстрактного к конкретному есть уже такое отображение реально существующего органического целого, в котором стороны органического целого поняты не хаотически, не вне связи друг с другом, а в единстве друг с другом. Но ведь, как уже говорилось выше, самая суть органического целого состоит в специфическом, своеобразном единстве его различных сторон. Следовательно, на той стадии познания, когда преобладает восхождение от абстрактного к конкретному, главной целью исследования становится раскрытие сущности органического целого.

На предыдущей стадии связь, если она фиксируется, представляется по преимуществу как простое сосуществование сторон предмета рядом друг с другом или как следование одного за другим, т. е. главным образом как внешняя связь сторон.

На стадии восхождения от абстрактного к конкретному преобладает отображение внутренней связи, внутреннего единства сторон, т. е. такой связи, когда каждая сторона становится определенной по своей сущности именно вследствие ее связи с другими сторонами органического целого.

Конкретное как результат, конечный пункт восхождения от абстрактного к конкретному есть единство (и притом главным образом внутреннее единство) различных многообразных определений предмета.

В восхождении от абстрактного к конкретному преобладает синтез. Вместе с тем, подобно тому, как на первой стадии анализ, хотя и преобладал, но осуществлялся в единстве с синтезом, так и на стадии восхождения от абстрактного к конкретному синтез, хотя он и преобладает, совершается в единстве с анализом. Как установление различия отдельных сторон (т. е. анализ) невозможно без того или иного сходства между ними, так и установление единства сторон (т, е. синтез) невозможно без установления различия между ними. Но преобладание анализа или синтеза возможно. Так сказать, прожектор нашего сознания может освещать то одно, то другое. То на освещенном участке находится различие сторон, а их связь затенена, то, наоборот, освещается единство сторон, а их различие находится в тени.

Следовательно, так или иначе мышление человека и на первой и на второй стадии осуществляется в единстве этих противоположностей анализа и синтеза. Кроме того, и сами стадии выступают как противоположности по отношению Друг к Другу: на первой преобладает анализ, а на второй синтез. В целом если брать основную линию движения познания отображение органического целого совершается по спирали; сначала возникает догадка о предмете, предмет представляется по преимуществу как нерасчлененное целое (хотя те или иные различия сторон фиксируются уже здесь), затем вычленяются стороны предмета и изучаются по отдельности; наконец, как бы происходит возвращение к первоначальному целостному представлению о предмете, но уже на основе знания отдельных его сторон и как установление единства внутренних связей сторон предмета.

Восхождение от абстрактного к конкретному представляет собой главную стадию в отображении органического целого, ибо именно на этой стадии первостепенной задачей становится раскрытие внутренних связей, внутреннего единства сторон органического целого, иначе говоря, совокупности законов и закономерностей, сущности органического целого.

В истории познания человечества было два наиболее типичных заблуждения по поводу описанных выше стадий познания. Реальный процесс познания очень сложен, труден и эти заблуждения, при определенных условиях, могут иметь место пусть и не в развитом виде и в индивидуальном познании. Знание истории и сути заблуждений довольно эффективное лекарство против них.

Первое типичное заблуждение. Движение от хаотического представления о целом, от чувственного конкретного к абстрактному познающий человек воспринимает в отрыве от восхождения от абстрактного к конкретному, анализ в отрыве от синтеза и абсолютизирует движение от хаотического представления о целом, от чувственного конкретного к абстрактному, абсолютизирует анализ. Между тем, мы видели, что эта стадия предшествует второй и включает вторую в себя как подчиненный, еще неразвитый момент. Такое заблуждение, если его придерживаться последовательно, ведет к беспорядочному, хаотическому накоплению знаний, к скольжению по поверхности предметов, процессов, к отрицанию сущности, к отрицанию внутренних, невидимых на поверхности связей предметов, процессов. В наиболее отчетливом виде такая позиция в области политической экономии присуща вульгарным экономистам, а в области философии позитивистам.

Второе типичное заблуждение. Восхождение от абстрактного к конкретному отрывается от противоположного движения познания, синтез отрывается от анализа и абсолютизируется восхождение от абстрактного к конкретному, абсолютизируется синтез. Это заблуждение в наиболее развернутом и последовательном виде представлено в логике Гегеля.

Гегель высказал много гениальных догадок о месте и роли способа восхождения от абстрактного к конкретному в сознании, о его механизме и т. д. Однако Гегель представил восхождение от абстрактного к конкретному как единственный способ образования знаний и лишил действительного познавательного значения противоположное движение познания,

Что это значит и к чему это привело?

Движение от чувственного конкретного к абстрактному есть движение от живого созерцания к мысли, к понятию, это есть процесс сопоставления мыслей с чувственными данными, с тем как реальный предмет дан в живом созерцании, это есть сопоставление мыслей, понятий с фактами.

Лишить действительного познавательного значения движение от чувственного конкретного к абстрактному и утверждать, что только восхождение от абстрактного к конкретному есть действительное познание, значит, оторвать ход мысли от сопоставления с чувственными данными, с данными живого созерцания, с фактами, значит, признавать, что развитие мысли не зависит от фактического положения дела.

В еще более общем виде это означает, что мышление отрывается от реальной действительности и изображается как только само себя порождающее. А это есть не что иное, как идеализм.

Последовательное, диалектико-материалистическое понимание способа восхождения от абстрактного к конкретному необходимо включает в себя следующие моменты.

Во-первых, восхождение от абстрактного к конкретному не чистое самопорождение мыслью самой себя, а отображение реального органического целого, реального конкретного,

Чем более развито реальное конкретное, тем, естественно, более развитым может быть способ восхождения от абстрактного к конкретному. В восхождении от абстрактного к конкретному отображается главным образом сущность, внутренние связи органического целого, причем отображение осуществляется от простейшего отношения органического целого ко все более сложным отношениям этого целого.

Чтобы способ восхождения от абстрактного к конкретному стал господствующим отображением органического целого, нужно, чтобы это целое созрело, чтобы оформились его стороны, отношения. Простейшее отношение реально становится вполне простейшим отношением данного органического целого тогда, когда сформировываются остальные, более сложные отношения этого целого.

Во-вторых. Правильное применение способа восхождения от абстрактного к конкретному необходимо предполагает предварительное осуществление стадии движения познания от хаотического представления о целом, от чувственного конкретного к абстрактному. Это относится и к науке в целом, и к отдельному индивиду. Наука, предметом которой является данное органическое целое, должна пройти путь, на котором преобладает движение познания от чувственного конкретного к абстрактному. Познающий индивид должен быть достаточно развит, чтобы в его познании данного органического целого мог стать господствующим способ восхождения от абстрактного к конкретному. Для этого он также должен пройти в своем развитии стадию, на которой преобладает движение познания от чувственного конкретного к абстрактному.

В-третьих, оба хода движения познания от чувственного конкретного к абстрактному и от абстрактного к конкретному должны постоянно браться в их единстве, но при этом следует различать преобладание то одного, то другого на разных этапах познания.

Заключая раздел, посвященный рассмотрению способа восхождения от абстрактного к конкретному, нам представляется целесообразным после его общей характеристики еще раз коснуться механизма этого хода познания, но теперь уже под более строгим категориальным углом зрения. Без такой характеристики нельзя достаточно точно и полно изложить вопрос о соотношении исторического и логического.

Механизм восхождения от абстрактного к конкретному более подробно и строго раскрывается, на наш взгляд, во взаимоотношении, взаимосвязи категорий поверхность, сущность, явление, действительность.

Термин поверхность употребляется здесь для обозначения того уровня осмысления предмета, какой имеется в самом начале отображения данного предмета в мышлении. На этой ступени мышления предмет выступает по преимуществу, как непосредственно данный.

Рассмотрим, каковы универсальные моменты отображения в мышлении двух взаимодействующих сторон органического целого. С чего начинается отображение? С отображения той стороны, которая выступает на поверхности предмета, схватывается непосредственно.

Так, К. Маркс в Капитале начинает рассмотрение товара с потребительной стоимости, т. е. с того, как товар прежде всего бросается в глаза. Эта сторона характеризуется, главным образом, сама по себе, независимо от другой стороны, взаимодействующей с ней.

Затем обнаруживается внешняя связь первой, поверхностной, внешней стороны с другой стороной. Например, в Капитале К. Маркс показывает, что потребительная стоимость при определенных условиях является носителем стоимости.

От установления внешней связи первой стороны со второй мысль движется к характеристике второй, внутренней, стороны самой по себе, вторая сторона берется независимо от первой. К. Маркс в Капитале после рассмотрения потребительной стоимости товара самой по себе и установления ее внешней связи со стоимостью переходит к определению стоимости самой по себе, в ее независимости от потребительной стоимости. Вторая, внутренняя сторона взаимодействия и оказывается сущностью взаимодействия. Только на этом уровне начинает познаваться собственно самодвижение. Дойти до познавания сущности предмета значит дойти до отражения его внутренних противоречий.

Мы упомянули, что вторая сторона, сущность предмета теперь рассматривается сама по себе, независимо от первой стороны. Однако речь идет не об абсолютном забвении того, что стало известно о первой стороне. При диалектическом движении мышления предшествующий путь познания не исчезает полностью, а сохраняется в снятом, преобразованном виде. Во второй стороне снимается первая, первая становится моментом второй, Сущность предмета противоречива: предмет в сущности соотносится с самим собой как с другим, внешним ему предметом.

После того как определена сущность сама по себе, мышление отправляется в обратный путь: от сущности к поверхности. Но теперь поверхность предстает иначе, другими сторонами, гранями, нежели до определения сущности. В поверхности оказываются теперь интересными лишь те ее грани, через которые светится, проявляется сущность. Это есть явление сущности предмета. В анализе товара К. Маркс, рассмотрев сначала потребительную стоимость самою по себе, затем внешнюю связь потребительной стоимости со стоимостью и стоимость самою по себе, излагает учение о формах проявления стоимости, т. е. как бы возвращается назад, к потребительной стоимости, ибо стоимость проявляется лишь в отношениях потребительных стоимостей товаров.

Наконец, фиксируется специально единство явления и сущности, а также и формы этого единства. Оформленное единство явления и сущности есть действительность. Можно заметить, что термин действительность здесь употребляется не в значениях реальность, материя, реализовавшаяся возможность и т. п. Важно не путать эти значения друг с другом.

Мышление шло от того, как предмет выступает на поверхности, вглубь, а затем движение стало противоположным, В отражении действительности предмета мышление возвратилось к поверхности, но теперь уже к поверхности, понятой на основе сущности, а следовательно, к другим граням, моментам поверхности.

Только на пути рассмотрения сущности самой по себе и на пути движения от сущности к явлению и действительности предметом специального рассмотрения становятся внутренние связи и отношения. На пути от поверхности к сущности на первом плане стоит анализ внешних связей и отношений.

Однако сказать только это было бы недостаточно. Мышление все время движется в противоположных направлениях, реализуется как единство противоположностей. Уже на пути от поверхности к сущности, хотя и не доминирует, но присутствует, в качестве подчиненного момента, противоположное движение мысли. Так К. Маркс определяет потребительную стоимость до стоимости, имея в виду ее связь со стоимостью, хотя саму эту связь он еще не рассматривает. К. Маркс выделяет в определении потребительной стоимости самой по себе то и только то, что важно для обмена товаров. Каждого товаровладельца, чтобы он мог обменять свой товар и получить другой, интересует лишь способность товара удовлетворять потребность; товаровладельцу безразлично, как была открыта и создана потребительная стоимость товара другого товаровладельца и т. п. К. Маркс в определении потребительной стоимости самой по себе отвлекается от того, чем порождается потребность, как данная вещь удовлетворяет человеческую потребность. Он не поясняет, почему им одно выделяется, а другое опускается. Лишь затем, при специальной характеристике обмена товаров читатель может обнаружить эти основания.

Следовательно, мысль тут идет и от поверхности к сущности и от сущности к поверхности, хотя господствует первый путь. На пути от сущности к явлению и действительности положение меняется на прямо противоположное: господствует движение от сущности к явлению и действительности, а движение от поверхности к сущности сохраняется в качестве подчиненного момента.

Освоение теоретического отображения органического целого также должно быть одновременно и движением вперед, и как бы возвращением к уже освоенному материалу.

Способ восхождения от абстрактного к конкретному применим постольку, поскольку те или иные черты процесса развития созрели. В классическом же, наиболее полном виде способ восхождения есть мысленное отображение зрелой стадии процесса развития, представляющего собой органическое целое.

Сформулированная таким образом проблема восхождения от абстрактного к конкретному оказывается проблемой исторического и логического, а именно проблемой реального процесса развития (исторического) и его отображения в мышлении (логического).

Реальное органическое целое развивается.

Встает вопрос: каковы стадии развития реального органического целого и какие стадии познания с необходимостью ими обусловливаются?

Органическая целостность не образуется мгновенно. Вначале возникают предпосылки, или, иначе говоря, начало предмета. При этом собственно самого предмета еще нет, Так, до появления капитализма возникают докапиталистические товарно-денежные отношения.

На следующей стадии, или ступени, образуется впервые собственно сам предмет. Это есть первоначальное возникновение данного органического целого. Например, первоначальное возникновение капитализма состоит прежде всего в появлении товара рабочая сила. Первоначальное возникновение означает, что возникло собственно данное органическое целое, собственно данный предмет.

Затем начинается преобразование возникшим новым органическим целым той унаследованной системы, из которой и на почве которой оно возникло. Это процесс формирования нового органического целого.

Завершение преобразования унаследованной основы образующимся новым органическим целым представляет собой зрелость этого, нового органического целого. На этой ступени явственно обнаруживаются противоречия, ведущие к преобразованию нового целого в иной предмет.

Таковы главные стадии, ступени прогрессивного развития предмета в качестве органического целого. Им с необходимостью соответствуют вполне определенные стадии познания.

Стадии развития незрелого органического целого по преимуществу воспроизводятся посредством движения от хаотического представления о целом, от чувственного конкретного к абстрактному, а восхождение от абстрактного к конкретному играет подчиненную роль. Положение меняется на прямо противоположное в процессе отображения зрелого органического целого: теперь доминирует восхождение от абстрактного к конкретному, а движение от хаотического представления о целом, от чувственно конкретного к абстрактному становится подчиненным моментом.

Зрелость органического целого есть стадия процесса его развития. Прошлое не сохраняется полностью в настоящем, но и не исчезает полностью, оно сохраняется в настоящем в преобразованном виде. Настоящее изменяется, развивается, а значит, так или иначе содержит зародыши будущего, превращается в будущее.

Поэтому в марксистском понимании восхождение от абстрактного к конкретному должно быть таким отображением существующей стадии развития, таким отображением настоящего, чтобы это отображение было и отображением прошлого и отображением будущего в настоящем.

Зрелая стадия развития органического целого мысленно воссоздается посредством движения мышления от поверхности к сущности и от сущности к явлению и действительности органического целого. Это движение мысли есть не только воспроизведение существующего органического целого, но вместе с тем в снятом виде и истории его становления.

В движении мышления от поверхности к сущности отображается в снятом виде исторический процесс образования предпосылок и первоначального возникновения данного органического целого, а в движении от сущности к явлению и действительности рассматривается в преобразованном виде процесс преобразования унаследованной основы возникшим новым органическим целым. Например, в Капитале К. Маркс сначала характеризует товар, деньги, превращение денег в капитал. Логически это путь от поверхности капитала к его сущности, но одновременно тут в снятом виде представлено историческое развитие предпосылок капитала и его возникновение.

Прошлое не только преобразуется, но оно в преобразованном виде сохраняется в настоящем. Настоящее не относится к прошлому таким образом, что оно абсолютно лишает прошлое самостоятельности. Так понимал отношение прошлого и настоящего Гегель. В применении к историческому развитию человечества это означало, что прошлое лишалось всякого самостоятельного значения, но тогда настоящее оказывалось целью истории. В марксистском понимании прошлое никогда полностью и абсолютно не исчезает в настоящем, так же как и будущее не сводится полностью к настоящему.

Поэтому и в мысленном отображении зрелого органического целого должно быть три относительно самостоятельных витка спиралевидного движения мысли, в которых отражается настоящее, а кроме того, прошлое и будущее, в их относительной самостоятельности существования в настоящем. В логике Капитала отображается поверхность капитала (товарно-денежные отношения), сущность капитала (производство прибавочной стоимости), явление капитала (обращение капитала), действительность капитала (формы единства процессов производства и обращения капитала). Кроме того, имеется рассмотрение поверхности, сущности и действительности товара, а также характеристика предпосылок возникновения нового способа производства (качество, количество, мера отрицания капитала тут нет сущности и т. д., ибо сущность нового коммунистического способа производства пока не зарождается).

Правильное решение указанных проблем позволяет понять органическое целое, так сказать, в корне. Такое понимание не самоцель. Оно необходимо для сознательного фундаментального практического преобразования познаваемого предмета, для управления развитием органического целого.

В следующем разделе работы мы попытаемся показать возможности использования кратко рассмотренной выше методологии в изучении человеческого общества.

Если общество есть органическое целое (а об этом и пойдет речь в следующей главе), то его надо рассмотреть способом восхождения от абстрактного к конкретному, а это значит, что следует начинать с простейшего отношения и идти к более сложным отношениям, начинать с поверхности и идти к сущности и т. д.

Лишь изучение общества посредством способа восхождения от абстрактного к конкретному и в единстве логического и исторического рассмотрения позволяет последовательно и глубоко выявлять внутренние связи различных сторон, различных сфер жизни общества. А это имеет громадное практическое значение, ибо служит необходимой теоретической предпосылкой управления общественной жизнью в целом.



[1] В. И. Ленин. Поли. собр. соч. т. 1, с. 139140.

[2] К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч , т. 13, с. 497.

[3] К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч , т. 13, с. 494.

[4] См. В. А. Вазюлин. Логика Капитала К. Маркса. М., 1968.

[5] К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч, т. 46, ч. I, с. 3637.

[6] Здесь следует отметить, что К. Маркс отличал классиков буржуазной политической экономии, стремившихся к трезвому и точному исследованию буржуазного богатства, от вульгарных буржуазных экономистов, от беззастенчивых апологетов буржуазного общества.